Госзакупки лекарственных препаратов: итоги лета 2018

Законодательство: Госзакупки лекарственных препаратов: итоги лета 2018

Наступил сентябрь, и сейчас самое время подвести итоги трех летних месяцев, выделить самые главные события и отметить риски и возможности, которые появились у поставщиков лекарственных препаратов в результате летних изменений в законодательстве о закупках.

Самым главным событием, как ни странно, стало отсутствие кардинальных перемен. Как тех, которые были запланированы, так и тех, о которых в последнее время не упоминалось, но которые все равно оставались скрытой угрозой рынку.

Итак, давайте перечислим то, что не произошло, было отложено или просто тихо забыто.

1. Не подписано постановление о перерегистрации предельных зарегистрированных отпускных цен производителей. То самое постановление, которое целый год висит на regulation.gov.ru, и принятие которого ожидалось сначала в третьем, потом в четвертом кварталах 2017 года, и уж совсем точно – не позднее 1 июля 2018 года. Будет ли оно принято до конца 2018 года?
Давайте посмотрим: момент относительного летнего затишья упущен, осень – традиционный аврал в сфере закупок. Сомневаюсь, что критичные для отрасли решения будут приниматься в такое неподходящее время.
В любом случае, маркером готовности к пересмотру цен будет принятие официального перечня референтных препаратов, цены на которые по проекту постановления должны пересматриваться в первую очередь. Перечня пока нет, хотя датой его принятия в Дорожной карте по развитию конкуренции (распоряжение правительства от 9 января 2018 года №9р) указан июнь 2018 года.

2. Использование для обоснования начальной максимальной цены контракта по 44-ФЗ референтной цены, которую рассчитывает информационно-аналитическая система Минздрава. Новая методика ценообразования должна была вступить в силу с 1 июля 2018 года, но – отложена. Пока до 1 января 2019 года.
Отложена, рискну предположить, под бурные и продолжительные аплодисменты контрактных управляющих, поскольку применение этой методики требовало, мягко говоря, избыточных усилий со стороны заказчика. Да и поставщики имели бы серьезные проблемы с заниженной референтной ценой, которая могла сформироваться по прошлым демпинговым закупкам.

3. Запрет на закупки лекарственных препаратов по 223-ФЗ по торговому наименованию. Норма вступила в силу с 1 июля 2018 года, но вступила достаточно условно. Теми же поправками к 223-ФЗ от заказчика требуется привести свое положение о закупках в соответствие с обновленным законодательством только к 1 января 2019 года. А пока – можно спокойно работать по старому положению и закупать лекарства как и раньше, по торговому наименованию.

4. Использование спецсчетов для обеспечения подачи заявок – отложено. И хотя сейчас у 18 уполномоченных банков и 9 аккредитованных по 44-ФЗ площадок, похоже, все подписано и готово к работе, команды пока нет. Ждем, ориентировочно – до 1 октября.

А что же тогда изменилось?

Для поставщика, если не считать чисто косметической замены неквалифицированных электронных цифровых подписей на квалифицированные – практически ничего. Впрочем, кое что поменялось в работе заказчиков, и часть этих изменений косвенно повлияла на поставщиков.

Во-первых, сократился срок рассмотрения первых частей заявок на участие в электронных закупках, НМЦК которых меньше 3 миллионов рублей. Если раньше действовал единый 7-дневный срок, не зависящий от НМЦК, то теперь при НМЦК меньше 3 миллионов, заказчик по первым частям должен уложиться в 1 рабочий день.

Во-вторых, для участников закупок лекарственных препаратов открылись две новые формы электронных закупок по 44-ФЗ – запрос котировок в электронной форме и электронный запрос предложений. Правда, использование таких форм закупок является для заказчика опциональным до конца этого года, поэтому их пока немного. Но – лиха беда начало.
И в-третьих, хочу обратить внимание на один момент, который, вероятно, скоро будет исправлен, вопрос только – когда? Дело в том, что при приемке товара по контракту, заключенному по итогам несостоявшейся электронной закупки по 44-ФЗ (только 1 заявка), согласно новому п. 25.1 ч. 1 ст. 93, заказчик обязан проводить внешнюю экспертизу. А внешняя экспертиза – это дорогостоящий и довольно длительный процесс.

Ходят упорные слухи, что это всего лишь опечатка в законе, поскольку п. 25 (несостоявшиеся «бумажные» процедуры), не требует экспертизы при приемке. Многие заказчики, опираясь на эти слухи, игнорируют требование проведения внешней экспертизы. И, вроде бы, для поставщика это хорошо. Все проходит быстро, без рисков, связанных с неадекватной экспертной оценкой.

Вопрос только один: как посмотрит казначейство на отсутствие документа о внешней экспертизе в отчете об исполнении контракта? И как пропустит следующий платеж, если по предыдущему этапу заказчик не приложил акт экспертизы?

Возможно, грамотному поставщику стоит подумать о помощи заказчику в подборе адекватной и недорогой экспертной организации.
Итак, лето оказалось не слишком богато на перемены, хотя все их ожидали.

Осенью мы существенных изменений не ждем. Не означает ли это, что они обязательно будут?))

Автор: Константин Петухов
Директор Института технологии экономического развития, бизнес-тренер,
сертифицированный преподаватель ЭТП «РТС-Тендер».

Источник: Headway
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.